Список статей - Размышления о переводе

Размышления о переводе

Многим переводчикам хорошо известна фраза: «Перевод - как женщина: если красивая, то неверная, если верная, то некрасивая». В данной статье мне хотелось бы поразмышлять на данную тему, поделиться опытом, приобретенным за более чем десятилетний стаж работы переводчиком, и рассказать о некоторых неожиданностях, которые могут подстерегать начинающего переводчика.
Когда человек, изучающий иностранный язык, начинает делать первые переводы, его главной задачей обычно является перевод слов, а не всего предложения или фразы в целом. Когда я преподавала испанский язык в Сибирском Институте международных отношений, я замечала, что моих студентов мало интересовало, какой смысл имели переведенные ими предложения. Когда я им зачитывала то, что они перевели, студенты смеялись, оправдываясь при этом: «Но ведь там так написано!» Вот пример некоторых фраз из их переводов с испанского языка на русский: «Латинская Америка: новая физиономия региона», «Каждый год в море выходит много рыболовств», «В Аргентине особенно развито коровье животноводство», «Люди приходят, чтобы посмотреть на корриду индивидуальным взглядом», «Сердце Мадрида, Пуэрта дель Соль, должна свое имя двери, которая не существует» Этот список можно было бы продолжить. Причиной такого «варварского перевода» является, во-первых, то, что студенты еще не знают многообразие значений каждого слова (некоторые слова имеют десятки значений, в зависимости от ситуации), а во-вторых, стараются перевести как можно ближе к тексту, и при этом зачастую получается бессмыслица
По мере того, как приходит опыт, переводчик старается сделать свои переводы более «читабельными». Но при этом нередко страдает именно содержание. В то время, как жена хорошеет, есть риск, что она лишится своей верности. Добиться, чтобы перевод был наиболее читабельным, и одновременно максимально точным, это искусство эти навыки приходят с опытом. И конечно, переводчик должен хорошо владеть не только иностранным языком, но и своим родным. Мои студенты порой меня шокировали своими знаниями русского языка, например: «На берегах рек паслось много стадов», «Солдат збежал с поля боя».
Перевод на иностранный язык – это особая статья. Много лет назад, когда я только начинала свою переводческую деятельность, один знакомый кубинец, которому я дала на корректировку свой перевод рекламного текста на какой-то крем, сказал мне: «Избегай делать переводы на другой язык. Ты никогда не переведешь так, как это сделают носители языка», добавив при этом, что в моем переводе с точки зрения грамматики все было правильно, но, тем не менее, смысл был непонятен. «Мы так не говорим» - заявил он.
Как это могут воспринимать носители языка, я поняла, когда читала перевод, который сделали на русский язык кубинские переводчики. Речь шла о программе международного лагеря солидарности с Кубой. В программе я встретила такую фразу: «Кубинская культурная ночь». Как хочешь, так и понимай. Разумеется, я, как человек посвященный, поняла, что речь идет о культурных мероприятиях в вечернее время, с танцами, песнями и т.д., но для нашего уха, естественно, звучит странно. В данном случае можно сказать, что уже «мы так не говорим».
Конечно, необходим большой опыт общения с носителями языка (с «хозяевами языка», как выражается мой супруг, перуанец по национальности), долгие годы проживания в стране изучаемого языка и опыт работы. Начинающие переводчики, и не только они, при переводе следуют мыслительным стандартам, принятым в родном языке, переключиться очень трудно. То, что для нас кажется красиво и понятно, для «них» может оказаться не просто не понятно, но и порой и ужасно.
В каждом языке существуют свои правила построения фраз. Например, в английским (это знает каждый, кто умеет хоть немного говорить по- английски), эти правила достаточно жесткие. Но данное обстоятельство значительно облегчает задачу: Хорошо усвоив последовательность слов, практически невозможно ошибиться. Тем не менее, на то, чтобы научиться применять эти принципы на практике, уходит много времени. Помню, что много лет назад, когда меня приводили в ужас переводы моих студентов на английский, я разработала ряд собственных принципов, которыми должен руководствоваться новичок при переводе:
1. Перевести все слова.
2. Найти подлежащее и сказуемое.
3.Определить время глагола и тип предложения (утвердительное, вопросительное, или отрицательное).
4. Определить порядок слов.
5. Проверить предлоги и артикли.
Данные принципы я всегда даю под запись своим студентам и ученикам. Проблема в том, что когда доходит дело до практики, про них начисто забывают или же затрудняются применить, упорно следуя устоявшимся формам мышления и стандартам построения фраз, принятых в нашем языке.

Впрочем, как это трудно, я убедилась сама. Здесь действительно нужно много учиться и практиковаться, и я очень благодарна в этом плане своему супругу. По моей просьбе он часто помогает мне редактировать мои переводы на испанский. Будучи поэтом и филологом, он очень ревностно относится к стилистике. Когда я стала переводить собственные статьи на испанский язык и показывать ему, поначалу он был явно не в восторге от моих произведений. «Ну что за стиль! – патетически восклицал он с типичным латиноамериканским темпераментом. – Рикардо Пальма встал бы из гроба от возмущения, если бы прочитал это!» (Рикардо Пальма – известный перуанский литературный деятель XIX столетия). Я же про себя подумала, что Рикардо Пальма меня бы простил, принимая во внимание, что испанский язык мне не родной.
Тем не менее, Хуан терпеливо правил мои переводы, и вскоре я стала что-то понимать. Дело в том, что в испанском языке, в отличие от английского, например, нет строгого порядка слов в предложениях, речь идет о тех же пресловутых особенностях мышления и построения фраз, которые улавливаются скорее интуитивно. При этом для устной речи правила одни, а для письменной – другие. Так, в испанском литературном языке широко используются сложные инфинитивные конструкции, независимые герундиальные и причастные обороты, аналогичных которым в нашем языке нет. Разумеется, при изучении языка будущие переводчики осваивают все эти формы, но одно дело - научиться видеть эти обороты в испанской фразе и правильно переводить на русский язык, и совсем другое – научиться строить их самим, знать, когда можно их употреблять, а когда нет. Это уже, что называется, высший пилотаж. Постепенно я начинала понимать, чего требует от меня мой учитель. Мои предложения становились с его точки зрения все менее корявыми, и он удовлетворенно кивал головой. Теперь мои переведенные фразы уже почти не шокируют его, но все же в любых трудных случаях я обращаюсь к нему за помощью.
Особый случай - это постановка запятых. В испанском языке правила пунктуации опять-таки отличаются от русских, но самая изюминка заключается в том, что строгих правил вообще нет! Например, в «Грамматике испанского языка» В.С.Виноградова говорится: «В сложносочиненных предложениях, соединенных союзами, запятая может опускаться или же ставиться перед союзом» (стр.363), при этом автор добавляет, что в испанском языке не установлено на этот счет точных правил. И далее: «В сложноподчиненных предложениях придаточные предложения обычно выделяются запятыми» (там же, стр.363). Правда, есть правило, что дополнительные придаточные запятыми не выделяются. А вот почему, например, в придаточных со словом «cuando» (когда) в одних случаях ставится запятая, а в других - нет, непонятно.
Мой супруг поначалу ругал меня и за то, что я варварски отношусь к знакам пунктуации, добавляя при этом, что я должна научиться видеть, где фразы тесно связаны по смыслу, а где нет. Для меня это было крайне сложно. У меня и в русском языке бывают проблемы с запятыми, а здесь я порой чувствовала себя такой же беспомощной, как тот герой из известной детской сказки, жизнь которого зависела от того, где он поставит запятую во фразе «Казнить нельзя помиловать». Впрочем, и здесь опыт постепенно приходил. Где-то на интуитивном уровне я постепенно начинала чувствовать, где эта связь есть, а где нет, и соответственно, в каких местах не нужно ставить запятую, а в каких нужно.
Поэтому я хочу сказать, что помощь носителя языка для переводчика не просто неоценима, но и жизненно необходима, если он хочет научиться стилистически грамотно переводить тексты на иностранный язык. Неплохо было бы будущим переводчикам проходить специальную стажировку в языковых Академиях за границей.

Переводчику необходима, однако, не только хорошая лингвистическая подготовка, но и глубокие знания истории, культуры, религии, психологических особенностях страны изучаемого языка. Особенно это важно в тех случаях, если на данном языке говорит не одна страна, а несколько. На испанском языке, например, говорят в 20 странах, и везде язык не только имеет свои характерные особенности, но и несет на себе отпечаток истории, традиций и психологии каждого народа. Эти знания жизненно необходимы для переводчика особенно при посещении той или иной страны. Если вы, к примеру, находитесь в Испании, и захотите посетить испанский бар, вам следует попросить «Una caña y una tapa». Если вы не знаете историю появления этих понятий, вам это покажется бессмыслицей, потому что «caña” в общем смысле означает либо «тростник», либо «трубочка». Если вы в Испании заказываете «una caña», это означает, что вы просите бокал пива (узкий высокий бокал, в котором принято подавать вино или пиво, похож на трубку, отсюда слово «caña») .
Слово «tapa» означает «крышка», но в данном случае речь идет о традиционной закуске, которую принято подавать к пиву или вину (миниатюрные пирожки, бутерброды или даже салатики). Что общего имеет слово «tapa» с этими закусками?
Дело в том, что история возникновения этого понятия берет начало в XIII веке. В то время испанский король Альфонс X издал указ, в котором велел хозяевам трактиров бесплатно подавать вино для кучеров проезжающих экипажей, чтобы, как мы говорим, снизить количество дорожно-транспортных происшествий. Поэтому хозяева трактиров всегда держали вино наготове, и чтобы туда не залетали мухи, закрывали его тарелочкой, служившей для них крышкой (tapa). На тарелочку же было принято класть что-нибудь съестное. Так что не только тарелочка, но и то, что на ней лежало, стали называть «tapas”. По традиции испанцы до сих пор просят “cañas” и “tapas” , когда приходят в бар у себя в стране, но если же они будут просить тоже самое где-нибудь в Колумбии или в Аргентине, то их либо не поймут, либо сочтут за сумасшедших.

Моим ученикам и мне пришлось не раз столкнуться с тем, что нужно быть очень осторожным в употреблении тех или иных слов при общении с представителями разных стран. Однажды мои студенты разговаривали по-испански с гостем из Мексики, Рикардо, который пришел к нам на урок. Одна из девушек спросила его,: “Cuàndo volveràs a Mèxico?” («Когда ты вернешься в Мексику?») Рикардо удивленно посмотрел на нее и сказал, что глагол “volver” - возвращаться, в Мексике употребляется, когда у человека несварение желудка, и таким образом он «возвращает назад» съеденную пищу. Об этом даже я не знала! В другой раз, когда Рикардо пришел в гости к членам испанского клуба, кто-то при нем сказал «Yo voy a coger el autobus”, что означает: «Я сяду на автобус». Глагол “coger” (основное значение – брать), широко употребляемый в Испании и в других странах в различных ситуациях, в Мексике имеет ограниченное хождение, употребляясь лишь в сфере интимных отношений, и при этом в нехорошем смысле.
Поэтому фраза «Yo voy a coger el autobus” может шокировать мексиканца. Наш Рикардо весь вечер потешался над этим выражением, говоря, что когда вернется домой, преподнесет его своим друзьям как новый анекдот.
У меня тоже с нашим мексиканцем вышел казус, когда я рассказывала ему, что в России показывают много латиноамериканских сериалов (дело было еще в конце 90-х годов), используя в качестве слова сериал (“telenovela”) испанскую версию этого слова - “culebròn”. Помню, что Рикардо пришел в ужас, когда это услышал. Он спросил, откуда я знаю такое нехорошее слово. Я объяснила, что я научилась ему в Испании. Рикардо сказал, что это слово состоит из двух – “culebra” - змея, и “cabròn”- козел. Оба эти слова я знала, но как-то не догадывалась, что же может означать все вместе. Рикардо объяснил, что в Мексике это слово звучит как матерщина, и чтобы я никогда больше его не произносила.
Подобные ситуации случаются довольно часто, о чем мне не раз мне рассказывали мои ученики.
Впрочем, современные учебники испанского языка объясняют некоторые различия в употреблении тех или иных слов в разных испаноязычных странах, но, к сожалению, информация эта не всегда достоверна. Мой супруг, например, когда прочитал в популярном учебнике «Ven» о том, что вышеупомянутый глагол “coger” в Латинской Америке в целом имеет нехороший смысл, сказал, что это не соответствует истине, что лишь мексиканцы наделяют его подобным значением, в остальных же странах он вполне нейтрален. Хуан добавил также, что в Латинской Америке состоялась даже конференция, посвященная глаголу “coger”, где его полностью реабилитировали. Он также был возмущен, когда прочитал, что автобус (по-испански - “autobùs”) в Перу называется “gòndola”, сказал, что за всю свою жизнь никогда ничего подобного не слышал, что у них автобус называют либо «colectivo”, либо используется англицизм “bus”.

Употребление англицизмов вообще характерно для многих латиноамериканских стран. Впервые я с этим столкнулась, когда переводила игровые сайты на испанский язык для одной американской компании. Мне было сделано замечание, что некоторые слова в моем переводе непонятны пользователям, и объяснили, что в этих случаях используются другие, имеющие английское происхождение (переводы были рассчитаны на испаноязычных жителей США). Тогда я еще понятия об этом не имела. Несколько лет спустя, когда я переводила сайт о правилах оформления виз для лиц, желающих жить в республике Панама, с испанского на русский, я никак не могла найти значение слова “forestaciòn”. Ни в одном из моих словарей, ни в Интернете его не было. Я уже было отчаялась, но знание английского меня выручили. Я предположила, что данный термин может происходить от английского слова “forest”, и решила поискать в англо-русском словаре значение похожего слова - “forestation” - это означало «восстановление лесных массивов». Все сразу встало на свои места.
Позже от своего супруга я узнала, что у них в стране также употребляется немало англицизмов. Например, когда я ему перечисляла по-испански, какие овощи у нас в России употребляют в пищу, он не понял, что такое «remolacha” (свекла). Когда я ему показала этот овощ, он объяснил, что у них в Перу это называется “biteraga”, из чего я предположила, что это слово произошло от английского ” beetroot” . Я узнала впоследствии и некоторые другие англицизмы, например, «cantina” и “lonch”, происходящие, соответственно, от английских “canteen” и “lunch” - «столовая», «обед». А в Колумбии, например, для обозначения слова «билет» вместо испанских «billete” или “pasaje” употребляется слово «tiquete», явно происходящее от английского «ticket».

Еще одно важное обстоятельство, которое необходимо учитывать переводчикам испанского языка, как письменным, так и устным, это форма обращения к другому человеку. В английском языке, например, нет разницы между «ты» и «вы», что значительно упрощает общение. В испанском языке существует вежливая форма “Usted”, аналогичная русской форме «Вы», но, в отличие от русского местоимения, относится не ко второму лицу, а третьему, что вызывает соответствующие трудности при спряжении глаголов. Но самое главное заключается не в этом, а в особенностях употребления формы “Usted”, незнание которого может привести к проблемам в общении с носителями языка. Например, испанцы и мексиканцы избегают обращаться друг к другу на «Вы», используя соответствующее местоимения лишь тогда, когда обращаются к человеку почтенного возраста или высокопоставленной персоне. В остальных случаях они стараются как можно скорее перейти на «ты», Обращение на «ты» широко принято в Испании не только в деловых кругах, но даже и в отношениях учителя и ученика, особенно если преподаватель молод. Моя подруга Кармен Рамирес, когда была у меня в гостях в Новосибирске, обращалась на ты, вернее на “tù” , поскольку по-русски она не говорила, ко всем моим знакомым, невзирая на их чин и возраст, и порой этим шокировала тех, кто понимал по-испански. Наш мексиканец Рикардо, когда давал урок перед моими учениками, также просил, чтобы его называли на «ты», что же касается формы “Usted”, то она, как он говорил, применима лишь при обращении к пожилым людям.
Однако, такая ситуация существует не везде. Несколько лет назад я познакомилась с одной женщиной из моего города, которая много лет прожила в Колумбии, будучи замужем за колумбийцем. Она приехала в Новосибирск по делам, и пришла к нам в Академию иностранных языков, чтобы узнать, как можно устроиться переводчиком.
Она предпочитала говорить по-испански, и всем своим обликом более напоминала латиноамериканку, нежели русскую. Когда я по привычке, приобретенной после общения с испанцами и мексиканцами, пыталась обращаться к ней на «ты» (мы с ней были почти одного возраста), она упорно держала дистанцию и обращалась исключительно на “Usted”. Позже она мне объяснила, что в Колумбии социальная дистанция между людьми достаточно велика, и обращение на «ты» принято лишь между близкими родственниками или друзьями, в иных случаях оно недопустимо. Говорят, что такая же ситуация существует и в Аргентине.
Поэтому, когда я перевожу сайты в Интернете на испанский язык, я всегда стараюсь выяснить, на какие страны и на какую возрастную аудиторию рассчитана данная информация, чтобы не попасть впросак. На молодежных сайтах, разумеется, обращение исключительно на «ты», на более серьезных приходится учитывать данное обстоятельство и делать различия.
Важную роль еще, оказывается, играет и то, в какой части фразы нужно употреблять слово “Usted”. Мой супруг, когда знакомился со студентами института международных отношений, возмущался, когда они его спрашивали “Còmo se llama Usted?” (Как Вас зовут?), объясняя, что это звучит невежливо, что необходимо изменить порядок слов: “ Usted сòmo se llama?”, хотя для Испании такая фраза звучит совершенно нормально.
В заключение хочу сказать, что, если человек начал учить иностранный язык, то он заключил контракт на всю жизнь, поскольку отсутствие практики и новых знаний сводит на нет уже достигнутое. Как переводчик, так и преподаватель должны постоянно учиться, чтобы приобретать опыт и повышать свое мастерство.

Марина Александрова, 21.02.2009.
(c) 2008-2015 EUservice24.info