Список статей - Переводоведение в ХХ столетии. Особенности развития переводоведения в США(краткий обзор)

Переводоведение в ХХ столетии. Особенности развития переводоведения в США(краткий обзор)

Как известно, переводоведением называется наука о переводе как процессе и как тексте, исследующая проблемы перевода, основные этапы его становления и развития, его теоретические основы – общие и частные, методику и технику процесса перевода, формирование переводческих навыков и умений передачи информации с одного языка на другой в устной и письменной форме, т.е. основная специфика переводоведения заключается в изучении речеязыковой деятельности в двуязычной ситуации, когда процесс общения (устного и письменного) осуществляется средствами двух языков. Изначально целью перевода являлось сохранение формы сообщения, его стилистических особенностей, например, ритма, рифмы, игры слов, обратного параллелизма (хиазма), параллелизма и необычных грамматических конструкций. Однако в ХХ столетии переводческие принципы коренным образом изменились. Прежде всего, получила развитие новая коммуникативная концепция. Основным требованием к переводу стало не сохранение формы высказывания, а ориентация на рецептора перевода. Психологи и специалисты в области семантики не были одиноки, утверждая, что сообщение, не доступное для всеобщего понимания, абсолютно бесполезно. Среди тех, кто ратовал за доступную для всех информацию, оказались рекламодатели и политики. Писателям, книгоиздателям, владельцам газет и переводчикам пришлось освоить новый способ коммуникации в связи с новыми требованиями, которые предъявило время.
Для теории перевода двадцатого столетия характерны противоречия между специализацией, ведущей к дроблению и углубленному исследованию отдельных аспектов, и стремлением включать частные проблемы в более широкий культурный контекст. Ярким представителем широкого взгляда на теорию перевода был Эдмон Кари. Он писал: «Разработка общей теории перевода требует возможно более полного учета различных его видов, практикуемых в наши дни. Этот учет следует произвести,... опираясь на изучение эволюции видов, ни в коем случае не исключая a priori из круга исследований ни один из них. При этом каждый из видов следует проанализировать отнюдь не изолированно, не абсолютизируя его, а во взаимосвязи и взаимодействии с другими видами».
Различие в переводимом материале, т. е. прежде всего основное различие между художественным и научным текстом, определялось с разных точек зрения. Описательное изложение объективно существующих различий в частоте употребления и в конструкции тех или иных элементов, общих для обоих типов текста, можно найти у Дж. Кэтфорда: «В английском научном тексте ... относительно высок процент употребления страдательного залога, для русского перевода характерен относительно высокий процент употребления конструкции: является + творительный падеж. Русское является не наилучший переводческий эквивалент английского страдательного залога; оба они лишь показатели аналогичных регистров в обоих языках».
Роман Ингарден, в свете своей феноменологической теории художественных и научных произведений, видит различие между ними в том, что если в первых семантические пласты (пласт словесных звучаний, пласт значений, пласт предметно-изобразительный, пласт видовых обобщений) так крепко переплетены, что следует передать и сами связи между этими пластами, то во вторых - пласт значений настолько свободно соотносится с остальными, что нарушение их связей (например, изменение ритма фразы и т. п.) не влияет на качество перевода.
При построении частных и специальных теорий перевода переводоведы исходили прежде всего из сравнения, какие аспекты переводимого важнее сохранить, в зависимости от структуры текста (письменного или устного) и от цели, которой служит перевод. Информацию в процессе перевода они делили на а) элементы, которые сохраняются или должны быть сохранены, т.е. инвариантные (и), и б) вариабельные элементы (в), для которых следует найти отечественный эквивалент, в результате чего было составлено следующее соотношение для главных типов переводимого текста и основных языковых факторов:
научн. Публи- драма, свобод- канони- текст дубляж
(терми- цистика, худож. ный стих ческий для
нологич.) оратор- проза стих вокала
текст ская проза

денотативное и и и и и и - в и - в
значение

коннотативное в и - в и и и и и
значение

стилистически и - в и и и и и и
окрашенные
слова

конструкция в и - в и и и и и
фразы

фонетическая в в в и - в и и и - в
повторяемость
(ритм, рифма)

длительность в в в и - в и - в и и
и высота
гласных

характер в в в и - в и - в и - в и
артикуляции

Как видно, трудность перевода возрастает от научного текста к дубляжу, поскольку увеличивается число инвариантных элементов. Центр тяжести смещается в сторону инвариантности низших языковых элементов, в то время, как высшие элементы приобретают вариабельность: в поэзии часто важнее сохранить не денотативное, а коннотативное значение. Еще заметнее это в переводе оперных либретто.
Несомненно, основным лингвистическим вопросом является вопрос о том, что общего между двумя языками, участвующими в процессе перевода, и чем они отличаются друг от друга. Это сравнительное изучение было поднято на высшую ступень благодаря двум тенденциям новейшей лингвистики, с одной стороны - к уяснению языковых универсалий, т.е. элементов, общих для всех языков, а с другой - к уяснению того, как специфические черты языковой системы формируют видение мира у тех, кто привык изъясняться на данном языке (гипотеза Б.Л.Уорфа).
На формальное разграничение лингвистических систем опирается попытка классификации способов перевода в книге Кэтфорда «Лингвистическая теория перевода - Очерки по прикладной лингвистике» («A Linguistic Theory of Translation - An Essay in Applied Linguistics», London, 1965). Автор различает ограниченный перевод (restricted translation) и целостный перевод (total translation); под ограниченным переводом он подразумевает подыскивание эквивалентов на одном лингвистическом уровне, например, фонологическом (phonological translation) - воспроизведении иноязычного звучания, графическом (graphological translation) - воспроизведении иноязычного написания, лексическом и грамматическом. Под целостным переводом понимается перевод, не ограниченный единым лингвистическим уровнем: часто грамматическому средству языка подлинника (source language) соответствует, например, лексическое средство языка перевода (target language) и т.п., что приводит к функциональному сдвигу.
С другой стороны, широкую перспективу для переводческой деятельности открывает классификация Р.Якобсона, различающего 3 типа перевода:
а) внутриязыковой перевод, т.е., например, изложение понятия другими словами;
б) межъязыковой перевод, т.е. перевод в прямом смысле слова;
в) межсемиотический перевод, т.е. изложение знаков одной семиотической системы знаками другой (например, живописи - словом). Тем самым в теорию перевода вводится понятие интерпретации (логически обосновал его Квайн - W.V.Quine), особенно важное для литературного перевода.
Наиболее творческой для теории перевода надо считать концепцию функционального подобия, согласно которой изучается информационная функция тех или иных языковых элементов подлинника и устанавливается, какие языковые средства способны выполнить ту же функцию в переводе. Один из основателей Пражской лингвистической школы Вилем Матезиус уже в 1913г. так сформулировал функциональный подход к переводу: «...в сущности, ...перевод должен оказать на читателя такое же воздействие, какое оказывает подлинник, пусть даже иными художественными средствами, чем в оригинале...»
Ревзин и Розенцвейг попытались создать целостную модель процесса перевода в категориях современной лингвистики и, прежде всего, порождающей грамматики, при помощи методов которой они разграничили аналитические и синтетические фазы переводческого труда. Однако термин «язык-посредник», который они по образцу одного из типов машинного перевода применили и к переводу, производимому людьми, по мнению специалистов, не совсем подходит для уяснения проблематики художественного перевода: они исходят из того, что перевод с одного языка на другой осуществляется посредством общего языка, представляющего собой совокупность инвариантных элементов, общих для подлинника и перевода.
Результатами современной лингвистики оперирует также автор наиболее фундаментальной монографии о научном переводе Юмпельт (R.W.Jumpelt. Die Ubersetzung naturwissenschaftlicher und technischer Literatur. Berlin, 1961).
В последние десятилетия в теории перевода четко обозначились 5 основных направлений. Первое направление связано с интенсивным развитием структурной лингвистики. Большая заслуга в этой области принадлежит Фердинанду де Соссюру, а также Елмслеву (1953) и другим членам Копенгагенской лингвистической школы. Однако наибольшее значение имела работа по установлению связи между лингвистикой, переводом и литературной критикой, проведенная членами Пражской лингвистической школы под влиянием ранних работ Н.С.Трубецкого (1939). Впоследствии она была продолжена Б.Гавранеком, Я.Мукаржовским, И.Левым и В.Прошазкой.
Второе течение в теории перевода связано с применением современных методов структурной лингвистики к решению специфических проблем, связанных с библейскими переводами, осуществляемыми сотрудниками Саммеровского института лингвистики. Начиная с 1935 г. данная организация работает на более чем 200 языках в 13 странах мира. Ее сотрудники создали и опубликовали большое количество научных работ, касающихся самих языков и их структур, а также переводов Священного Писания на так называемые примитивные языки. При институте были созданы летние обучающие курсы для миссионеров, отправляющихся в различные уголки мира, на которых применяются современные методы языкознания, имеющие отношение к искусству перевода и обмена информацией.
Третье направление основано на программе Объединенных Библейских обществ, начало которой было положено на международной конференции переводчиков, состоявшейся в Голландии в 1947г. С 1950г. данная организация выпускает ежеквартальный журнал «Переводчик Библии» («The Bible Translator»). Эта программа получила финансовую поддержку Американского, Нидерландского, Британского и Международного Библейских обществ. В то же время лингвисты, сотрудничающие с Американским Библейским обществом, разработали ряд вспомогательных рекомендаций для переводчиков, в которых нашли отражение не только общие тенденции развития языкознания как в Америке, так и в Европе, но и результаты их собственных исследований.
Четвертое течение в теории перевода связано с выпуском в 1955г. ежеквартального научного издания «Вавилон» («Babel») при содействии ЮНЕСКО. Издаваемый Международной федерацией переводчиков, журнал информирует переводчиков не только о новых вспомогательных средствах, приемах и изменениях условий, влияющих на работу в сфере перевода, но и о новых направлениях развития теории и практики. Руководители данной программы Пьер-Франсуа Кайе, И.Кэри, Р.В.Юмпельт и Эрвин Х.Ботхайн внесли значительный вклад в развитие современной теории, принципов и методов перевода.
Пятое направление развития теории перевода - машинный перевод. К сожалению, его реальные возможности оказались сильно преувеличенными. Тем не менее, в данной области была проведена серьезная работа Московской Академией Наук бывшего СССР, Бирбекским колледжем Лондонского университета, Массачусетским Технологическим Институтом, Гарвардским университетом, Исследовательским Центром IBM в Тэрритауне, Джорджтаунским университетом и Калифорнийским университетом в Беркли. Независимо от практических результатов, которые могут быть получены в результате проводимых исследований, тщательное изучение переводческого процесса, необходимое для составления компьютерной программы, позволило глубже проникнуть в теорию семантики и ближе изучить структурные элементы языка.
Ряд американских лингвистов, таких как Эдвард Сэпир, Бенджамин Л.Уорф, Флойд Лоунсбери, Юджин А.Найда, Ч.Ф.Веглин, Мартин Джус, Джозеф Х.Гринберг, Уриэл Вайнрайх, Л.Блумфилд и З.С.Хэррис, представлявших дескриптивистское направление американского языкознания, возникшее в русле структурной лингвистики, проявили большой интерес к проблемам языка и культуры. Их взгляды имели ряд существенных отличий от европейских структуралистских школ, отражающих специфические общественно-исторические, философские и языковые условия развития языкознания в США: распространение теорий позитивизма, прагматизма и бихевиоризма; традиции изучения языков коренного индейского населения; актуальность практических проблем, связанных с разнородными группами иммигрантов, живущих в США и т.д. Данное направление языкознания сложилось под непосредственным влиянием идей Л.Блумфилда, который отвергал необходимость изучения содержательной стороны языка. Он уделял большое внимание изучению бесписьменных языков малых племен и народностей, у которых не было ни грамматик, ни словарей. При их исследовании для установления и различения единиц языка им был введен формальный критерий - сочетаемость единиц, их место в речи относительно других единиц, - который получил название дистрибуции. Основным объектом исследований американских языковедов стала формальная сторона языка, в то время, как объяснение языковых явлений через категории мышления и психики человека Блумфилд назвал ментализмом и считал главным препятствием для превращения лингвистики в точную науку. Описание языка понималось как установление языковой системы, индуктивно выводимой из текстов и представляющей собой совокупность некоторых единиц и правил их расположения. Слово как основная единица языка, как правило, не выделялось и трактовалось как особо тесно спаянная цепочка морфем, соединенная в пределах предложения с другими такими же цепочками. Единицы, более крупные, чем предложение, не рассматривались, т.к. считались не принадлежащими структуре языка (исключением стала работа З.Хэрриса «Анализ дискурса», 1952). Наибольшее распространение в исследованиях данного направления получил метод анализа по непосредственно составляющим. Для членения высказывания на составляющие использовался учет числа возможных продолжений в различных местах высказывания. Группа последователей Блумфилда, т.н. йельская школа (Б.Блок, Дж.Л.Трейджер, З.Хэррис, Хоккет и др.), характеризуется последовательным антиментализмом и стремлением к все большей формализации. Напротив, анн-арборская школа Мичиганского университета (Фриз, К.Л.Пайк, Ю.Найда и др.) отличается более широкой проблематикой, исследует значения языковых единиц, связи языка с культурой и социальным окружением, смыкаясь с этнолингвистикой. Руководствуясь взглядами, отличными от взглядов своих европейских коллег, они также внесли весомый вклад в область семантики, а, следовательно, и перевода. Возможно, одним из наиболее важных аспектов влияния современного языкознания на переводческую деятельность было освобождение переводчиков от исходных установок предыдущего поколения филологов.

В связи с особой ролью одного из ярчайших представителей школы дескриптивистов Юджина Найды хотелось бы несколько подробнее остановиться на характере его деятельности, хотя, безусловно, небольшой формат данной статьи не позволит в полной мере раскрыть весомость общепризнанного вклада этого выдающегося ученого в развитие науки переводоведения. Известный американский лингвист, главный консультант по вопросам перевода Американского Библейского общества, Юджин Альберт Найда родился 11 ноября 1914 г. в Оклахома- Сити. Во время учебы в Южной Калифорнии он проявил интерес к изучению греческого, латыни, французского и немецкого языков. Для написания дипломной работы он был направлен в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, где специализировался по греческому языку и в 1936 г. получил степень бакалавра. На этом этапе своей жизни Ю.Найда приобщился к церкви и присоединился к делегации лингвистов, отправившейся в Мехико. В 1939 г. он получил степень магистра в Южнокалифорнийском университете, где углубился в изучение религиозной литературы и специализировался в изучении Нового Завета на греческом языке. Большая часть его работ посвящена дескриптивной лингвистике, межкультурным коммуникациям, изучению греческого, готского и древнеанглийского языков. Его докторская диссертация, посвященная синтаксическим структурам в английском языке, была завершена в 1943 г. под руководством Чарльза Фриза, Леонарда Блумфилда и Эдгара Стуртеванта. В том же году он получил предложение присоединиться к Американскому Библейскому обществу, где работал в качестве исполнительного секретаря в отделе перевода.
В силу специфики своей работы он посетил более 75 стран во всем мире, осуществляя руководство обучающими программами и проводя исследования в области более чем 200 языков. Он является постоянным сотрудником и членом редакционной коллегии журнала «The Bible Translator» со времени его основания в 1948г. Позже Найда взял на себя дополнительные обязанности координатора исследований в области перевода Объединенных Библейских обществ. За свою работу в данной области он награждается почетными степенями доктора богословия Восточной бабтистской семинарией (в 1956 г.) и Южно-калифорнийской бабтистской семинарией (в 1959 г.), степенью доктора богословия Мюнстерским университетом (Западная Германия, 1966 г.) и степенью доктора литературных наук Эдинбургским университетом Хериота-Ватта (1974 г.). Доктор Найда читает лекции во многих университетах. В 1968 г. он являлся председателем Американского лингвистического общества.
Будучи специалистом в области библейских переводов, Ю. Найда написал ряд статей и книг, опираясь на приобретенные лингвистические, антропологические, коммуникативные и другие знания. В работе «Перевод Библии» («Bible Translating», 1947) он впервые разработал ряд принципов и приемов с примерами для облегчения работы миссионеров при переводе Священного Писания, использовав при этом собственный опыт, а также материалы и рукописи Американского Библейского общества и опыт своих коллег в различных странах мира. Его дальнейший рост как специалиста в области перевода нашел свое отражение в книгах «Слово Божье на мирском языке» («God’s Word in Man’s Language», 1952), «Культуры и обычаи» («Customs and Cultures», 1954), «Чтение проповедей для обращения иноверцев» («Message and Mission», 1960), «Религия и культура» («Religion Across Cultures», 1968), «Проповедование Евангелия в Латинской Америке» («Communication of the Gospel in Latin America», 1969), «Руководство по переводу «Послания к римлянам святого апостола Павла» («A Translator’s Handbook on Paul’s Letter to the Romans», 1973, совместно с Барклаем М. Ньюманом). Применяя современные знания из разных областей, Найда пытается донести мораль христианства до людей при помощи языка, характерного для современного мира. В своих работах он указывает на необходимость время от времени обновлять язык Священного Писания, приспосабливаясь к социокультурным переменам (особенно к диахроническим лингвистическим изменениям), и открывать новые и новые факты, имеющие значение для богословских наук.
Доктор Найда широко известен своими работами по семантическим структурам и теории перевода. Его первая опубликованная статья «Лингвистические и этнологические трудности перевода» («Linguistics and Ethnology in Translational Problems», 1945) получила всеобщее одобрение и была включена в хрестоматию Дэла Хаймса «Язык, культура и общество» («Language in Culture and Society», 1964). Его первая книга «Морфология. Дескриптивный анализ слов» («Morphology, The Descriptive Analysis of Words», 1946) свыше десяти лет оставалась одним из основных учебников по языкознанию. В 1947г. вышли в свет его знаменитые «Лингвистические интерлюдии» («Linguistic Interludes»), построенные в виде непринужденной беседы, которые по сей день остаются полезным источником информации об основных принципах и методах дескриптивной лингвистики и подчеркивают важность изучения языка в широком контексте общечеловеческой культуры и общества. Книга «Изучая иностранный язык» («Learning a Foreign Language», 1950) также является хорошим пособием по изучению языкознания, написанным доступным языком. Диссертация Ю.Найды «Краткий обзор синтаксиса английского языка» («A Synopsis of English Syntax», 1964) является хорошим справочным материалом о функционировании слов как синтаксических классов. Однако наиболее ценным вкладом в языкознание стали книги «Наука перевода» (« Toward a Science of Translating», 1964), «Теория и практика перевода» («The Theory and Practice of Translation», 1969, совместно с Чарльзом Р. Табером) и статья «Культурно-этническая концепция перевода» («Translation Across Cultures»), в которых Найда расширяет свои более ранние взгляды на проблему перевода, отводя главную роль рецептору перевода. В своей работе «Исследование семантических структур» («Exploring Semantic Structures», 1975) Ю.Найда проводит углубленный анализ значений ядерных структур и взаимоотношений между ними. Работа «Компонентный анализ смысловых значений» («Componential Analysis of Meaning», 1975) посвящена референциальным аспектам значений слов, а также дополнительным аспектам, несущим коннотативную и эмоциональную нагрузку. Юджин Найда также является автором труда по лексикографии и словаря к изданию Нового Завета на греческом языке, в котором он классифицировал около 15 тысяч словарных единиц, расположив их в тематически организованном порядке (он выделил более 250 тематических групп).
Школа Ю.Найды занимает одно из ведущих мест в американском языкознании. Ряд его последователей (Бикман, Ларсен и др.) являются авторами научных исследований в области религиозных переводов. Методы Ю.Найды оказались полезными не только для миссионерской работы и библейских переводов, но и для всех сфер научной деятельности, связанной с межкультурными коммуникациями. Благодаря его трудам был признан факт существования культурно-этнических различий между народами, что послужило очередным шагом навстречу улучшению межчеловеческого взаимопонимания и обмена информацией. Он считает, что все, что может быть сказано на одном языке, может быть передано и на другом языке с определенной степенью точности, если определить равноценные контрольные точки языка рецептора и подобрать соответствующие структуры при помощи реорганизации составляющих элементов сообщения. Межъязыковой и межкультурный обмен информацией - это процесс эквивалентного перевода сообщений на язык рецептора посредством уместной реорганизации формальных и семантических структур, а реалии, оказывающие влияние на межкультурную коммуникацию, могут оказать неоценимую помощь для преодоления препятствий на пути к международному взаимопониманию.



СПРАВОЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА:

1) Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета (канонические). Л., 1990.
2) Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. М., 1978.
3) Комиссаров В.Н. Общая теория перевода. Москва, 1999.
4) Лингвистический энциклопедический словарь. М., «Советская энциклопедия», 1990.
5) Литература и перевод: проблемы теории. Международная встреча ученых и писателей. (Москва. 27 февраля - 1 марта 1991 г. ) М., «Прогресс», 1992. (Вилен Комиссаров. «Естественность» художественного перевода.)
6) Мастерство перевода. Сб. 6, 1970. М., Советский издатель. (Иржи Левый. Состояние теоретической мысли в области перевода.)
7) Нелюбин Л.Л., Хухуни Г.Т.. История и теория зарубежного перевода. Москва, 2003
8) Encyclopedia Americana. Deluxe Library Edition, Vol. 27, 1991; Grolier Incorporated; Danbury; Connecticut.
9) Language and Communication. No Man is Alien: Essays on the Unity of Mankind, ed. by J.R.Nelson, 1971.
10) Nida, Eugene A. Bible Translating: an Analysis of Principles and Procedures. N.Y., American Bible Society, 1947.
11) Nida, Eugene A. Linguistic Interludes. Edwards, 1947.
12) Nida, Eugene A. And Taber, Charles R. The Theory and Practice of Translation. Leiden, Brill, 1969.
13) Nida, Eugene A. Language Structure and Translation. Essays. Stanford (Calif.), 1975.
14) Nida, Eugene A. « Toward a Science of Translating», Leiden, 1964
15) The Encyclopedia of Language and Linguistics. Pergamon Press; Oxford, N.Y., Seoul, Tokyo, Vol. 9. 1994.
16) Translation. Current Trends in Linguistics, ed. by T.A.Sebeok, 12. The Hague, 1974.

Опубликована в сборнике статей №29 Московского государственного областного университета "Проблемы теории языка и переводоведения". М.:Изд-во МГОУ, 2006. - С.50-63.
(c) 2008-2015 EUservice24.info